О себе

психолог онлайнЯ родилась на Украине а выросла на Урале. В школе училась средне. Учителя жаловались родителям «блестящий ум, но страшно ленивая». Ленивой я не была. Просто тогда не знали что такое дислекция.
Я не могла долго читать. Терялись строчки и пропадало внимание. Упорная борьба с пол страницей текста и все… конец. При этом со мной за партой любила сидеть моя подруга, я подавала идеи а она их оформляла. В музыкальной школе учителя тоже говорили что я талантливая девочка, но бездельница.

После окончания школы я поступила в муз училище на фортепьянное отделение. Там та же история. От меня ждали большего, но получалось как всегда. Помню, был такой предмет – чтение партитур. Читать одновременно все строчки на странице мне было не по зубам. Я выучивала произведения наизусть, но на сцене я все забывала. Блэкаут. У меня развилась неуверенность в себе. Я закончила муз училище со средними оценками как и школу. Зато мои «слабые» ученики в муз школе выдавали хорошие результаты. Я мечтала поступить в консерваторию, подготовила вступительную программу, но из за неуверенности в себе побоялась даже попытаться.

Я завидовала своей подруге которая закончила литературный факультет рядом c домом. Я писала стихи, но сунуть нос в институт боялась. Тройка по литературе в школе определила мое отношение к себе. Не помню кто сказал гениальную фразу: «Одна пуля очень многое может изменить в голове человека, даже если она попадает в задницу». Это то что произошло со мной.

Я с мужем и двумя детьми уехала в Израиль. Никто мое муз училище тут за образование не считал. Работать уборщицей я не могла из за рассеянного внимания (по три раза в одну комнату ходила, не помня зачем). Работать на линии рабочей тоже не могла потому что знала что меня все равно выгонят. Я «витала в облаках». Страх за существование погнал меня в педагогический колледж, чтоб подтвердить свое образование. На курс принимали эмигрантов с высшим музыкальным образованием. Только меня одну приняли со средним. Программа, которую я приготовила для поступления в консерваторию меня вывезла и на собеседовании обратили внимание на мое творческое мышление.Я пошла на взлет. Меня поражало что здесь никого не интересовали мои ошибки. Мое оригинальное мышление было востребовано. Впервые я получила отличную оценку по литературе. На чужом языке.

После окончания колледжа я устроилась преподавать игру на флейте в общеобразовательной школе во вторых классах, которые состояли из более чем 30 человек. Я думаю что меня просто пожалели. А может я вписалась в программу абсорбции учителей эмигрантов. На флейте я умела играть одну гамму. Я сказала себе: «Если я научу 30 детей играть гамму, это уже хорошо». К каждому уроку я писала маленькую пьесу для одной – двух нот для флейты, оркестровала детскими музинструментами и аранжировала музыкой для фортепьяно. Дети, которым позволяла моторика играли на флейте, кто не мог – играли на детских муз инструментах, кому ритм был не по зубам- пели, а у кого и с этим было неважняк — разыгрывали спектакль. К концу учебного года был готов музыкальный спектакль который впоследствии трижды был поставлен на сцене.

Дети бежали на мои уроки. Я укрепилась в общеобразовательной школе, но много талантливых музыкантов «дышали мне в спину». И я поступила в академический колледж и закончила два бакалавра по музыке и движению и дирижированию. Каким то своим образом я учила партитуры. Мои детские хоры выступали на музыкальных форумах. Тогда же и был поставлен мой музыкальный спектакль «Щелкунчик».

Но, по правде говоря, своим успехам я была обязана своей дочери. По своим проблемам обучения она шла впереди меня. За три года русской школы она так и не научилась читать из за тяжелой дислекции и гиперактивности. При этом психо -дидактический тест показывал, что она одаренный ребенок. Я помогала ей, не подозревая, что я страдаю тем же. Помогая ей, я помогала себе. Ведь что такое школьные знания? Плохие ученики забывают пройденный материал до экзамена, а хорошие- после. Настоящая школа начинается не тогда когда человеку хорошо, а когда ему плохо. Тогда он выкапывает знания ото всюду откуда только можно.

Я стала много читать и поняла, что мозг компенсирует свои проблемы, развивая обходные пути. По сути, люди с проблемами обучения – это творческие люди. Я стала воспринимать эти проблемы как подарок. Но как справляться с тяжелым нравом моей дочери я не знала и стала искать хорошего психолога.

Найдя хорошего психолога в Иерусалиме я решила вместе со своей дочерью пройти психологический тритмент. «Как же, — говорила я себе и близким, — моя дочь изменится, а я нет? Ну и что из этого получится?» – мол. По правде говоря, я то понимала, что мне самой нужен психолог, но так вот вслух признаться было как то стыдно. Это моей дочери нужен психолог, а я то нормальная. Сегодня я понимаю что все нормальные должны заботиться о своей психологической гигиене. Но тогда я думала иначе. Как и большинство. Именно тогда я поменяла мировоззрение.

Следующим этапом моего личного роста стала перемена профессии. Я сделала поворот на психологию. Последующие университеты я заканчивала на двух чужих языках – английском и иврите. Сегодня я психотерапевт короткой сфокусированной терапии (отделение английского университета Дерби в Израиле), экспрессивный терапевт (MA. университет Лесли, Бостон), диадный психотерапевт –родитель-ребенок (центр семейной психотерапии –»шилювим», Израиль) NLP-терапевт (американская школа), Супервайзер – академический колледж «Давид Елин», Иерусалим. Мой учебный голод не утолим. Я начала учебу в частной школе семейной сексуальной терапии. Впереди докторат.

Я работаю с организациями. В работе с аутистами я веду групповую динамику. Фортепьянные импровизации которые отражают выражение лица, голос, движение, атмосферу становятся полем общения. Веду психологический тритмент с подростками которые из за проблем поведения, личностных нарушений или душевных болезней не удержались в системе образования. У подростков, с которыми я не работаю в качестве терапевта я веду сексуальное воспитание. Еще не разу не вышла с урока не получив благодарность своих слушателей. В качестве диадного психотерапевта я работаю с разрушенными семьями в которых родители являются опасным окружением для своих детей. Помимо прочего я практикую в своей частной клинике и даю супервижен молодым терапевтам, выступаю с лекциями на как на профессиональных форумах так и на любительских собраниях.

Музыка и поэзия остались моим увлечением. Я публикуюсь в самиздате. Если кому будет интересно вот ссылка.
Да, кстати, дочь моя очень успешная девочка. Ей удалось избежать комплекса неуверенности в себе. Она как то мне сказала: «Если бы не твой творческий подход, мама, вы бы меня потеряли».